Хмельницький портал

Можливість знати більше.

У січні 1880 року вперше відбулися вибори до міської думи Проскурова (нині Хмельницький). Членів думи («гласних») обирали на 4 роки, право на участь у виборах надаволося лише заможним верствам населення. які сплачували податки до міської скарбниці й досягли 25 років. Міська дума сама обирала міського голову...

пн.27032017

Оновлено:03:04:49 PM

Ви не авторизовані.Зареєструватись ?

Back Ви тут: Головна Про місто Інформація Історичні статті Откуда начинался город?

Історія

Откуда начинался город?

Возле входа в Комсомольский парк (я считаю правильным именно это название, ибо сажали этот парк хмельницкие школьники-комсомольцы) стоит камень в честь основания города Плоскирова. Надпись на нем гласит, что в этом самом месте были построены первые дома города на Буге. Лично меня терзают мелкие сомнения в дате и месте основания. О дате уже много писали, а вот о месте...

Возле входа в Комсомольский парк (я считаю правильным именно это название, ибо сажали этот парк хмельницкие школьники-комсомольцы) стоит камень в честь основания города Плоскирова. Надпись на нем гласит, что в этом самом месте были построены первые дома города на Буге. Лично меня терзают мелкие сомнения в дате и месте основания. О дате уже много писали, а вот о месте... 

Любители истории нашего города определяли его при помощи двух постоянных величин: впадения реки Плоской в Южный Буг, то есть русел этих двух рек. Но никто не учёл, что оба русла меняли свое ложе с добрый десяток раз. Только с 1945-го года русло реки Южный Буг менялось как минимум раза четыре! В 1946-ом году ложе русла проходило по нынешней набережной, рядом со спортивным обществом «Спартак». Возле нынешнего здания «Дома быта» была уютная заводь, где в 30-е годы ХХ века были купальни и даже баня. В эту заводь впадала небольшая речушка, которую называли Безымянная. Затем город начал строить водохранилище, и русло перенесли почти на сто метров, при этом его довольно углубили. Так что вместо заводи организовалось озерко, где мои друзья в начале 50-х годов ловили рыбу удочками. Впоследствии это озеро было засыпано землей, которую извлекли при постройке фундамента кооперативного техникума. При этом в земле, которую высыпали самосвалы, часто находили золотые изделия и монеты, так как во время войны в районе, где рыли фундамент под кооперативный техникум, было еврейское гетто, и местные обитатели зарывали ценные вещи в землю, стараясь их сохранить. Город охватила «золотая лихорадка». Множество людей, в том числе и мы, мальчишки, рылись в земле, надеясь что-нибудь найти. Но ни мне, ни моим друзьям не повезло.

Русло реки Плоской было коренным образом изменено при постройке железнодорожной дороги в конце XIX века, когда на Проскуровское болото были высыпаны десятки тысяч кубометров земли. Русло Плоской было отведено вдоль насыпи и в сторону Южного Буга, из-за железнодорожного моста, построенного в районе нынешней толкучки. Это место уже не менялось, а вот основное русло Плоской менялось при возведении железнодорожного полотна дороги на Каменец-Подольский и многократно — при добыче торфа, в районе, где сейчас Царское озеро и вещевой рынок на Львовском шоссе. Как известно, способ добычи торфа везде одинаков. Чтобы осушить торфяной пласт, прокапывают новое русло реки, но более широкое и более глубокое, чем предыдущее, отводят в него воду, осушают участок и потом нарезают брикеты торфа, давая им время, чтобы те высохли. Когда точно началась добыча торфа в Подольской губернии, сказать сложно, но что во время войны в районе «толкучки» торф добывали советские военнопленные, это я знаю достоверно из рассказов очевидцев. Поэтому можно предположить, что тайна реки кроется в ее названии. Люди, поселившиеся в устье Плоской, дали ей такое имя, наверное, потому, что она и была такой — без извивов, вровень с берегами. И текла она, как и реки с этих холмов, с юга на север, то есть от Львовского шоссе (я имею в виду вещевой рынок), к Южному Бугу, впадая в него. Один мой товарищ, тоже живо интересующийся историей нашего края, поведал мне, что в юности в одной польской книге видел древнюю карту, согласно которой речушка Плоская впадала в Буг двумя рукавами.

Скорее всего, на мой взгляд, в районе остановки «Олимпийской» Южный Буг не нёс свои воды по прямой линии. Только в 80-е годы нашего времени в районе «Термопластавтомата» и объездной дороги река выписывала такие кренделя, что любо-дорого. По небольшим озерцам, зарослям камыша и осоки, существовавшим в 50-е годы, приблизительно можно предположить, что извивы старого русла шли по оконечности Комсомольского парка, образуя по сторонам болото, затем по улице Проскуровского подполья и возвращались к улице Примакова, которая в довоенное время недаром называлась Набережной. А вот река Ров вытекала из родников, которые находились возле улицы Лановой, неподалеку от воинской части, пересекала железнодорожное полотно через трубу и несла свои воды к заводу «Красный партизан», огибала его и впадала (да и по сей день впадает) в речку Плоскую в районе улицы Строителей, возле пешеходного моста. Возможно, ее русло тоже изменено в силу осушения центральной части города.

Весной в половодье Южный Буг разливался, соединяясь с Плоской, Рвом, образуя обширную заливную акваторию. Помню, как разливы доходили до Львовского шоссе и до бывшей школы № 15 по улице Гагарина. Скорее всего, эти разливы видели и Эрих Лясота, и Ульрих фон Вердум, ошибочно принимая их за озеро, сотворённое человеческими руками. В то время в Плоскирове было около 20-ти дворов, а такими силами не то что дамбу — простой мост построить трудно. Но где же были расположены эти первые дома будущего областного центра?

Ульрих фон Вердум писал, что Плоскиров расположен над низиною, среди болот и широкого озера, «которое тянется аж до Буга». Естественно, что же делать народу на болотах? Люди поселялись там, где чернозем, им и тогда был нужен приусадебный участок — кормились ведь от земли. Кроме того, болота не спасали от татарского нашествия. Крепость — другое дело. Когда крепостные стены окружала вода, легче держать оборону, но беда была в том, что татары нападали на Русь только зимой. И не потому, что зимой все реки и болота промерзали до дна. Просто в холодное время года татарские кони, которых никогда не подковывали, в снегу сберегали свои копыта. Над низиной в этом месте находится лишь одна возвышенность — где стоит ныне Дом быта «Южный Буг», и эта небольшая гряда тянется по улице Каменецкой до Подольской, а затем, спускаясь на запад по Примакова, тоже превращается в низину. Скорее всего, именно здесь распахали свою ниву первые поселенцы Плоскирова. Не в торфе же им было сеять хлеб.

А вот любителям истории родного города я скажу, что было на месте этого самого камня. Река была. Плоская. Хорошая, глубокая, с темной торфяной водой. С моста, который соединяет улицу Примакова с Комсомольским парком, мы, мальчишки, прыгали головой вниз, прямо в Плоскую. И до дна не входили. Теперь реки нет. Так себе, болотце. Вода летом цветет. Пескари, индикаторы чистой воды, исчезли лет двадцать назад. Жалко мне речушку. Там, где ресторан сейчас возле моста строят, тоже озерцо было. Деревья, что по берегам растут, в 1966-ом году посадили, а вот где ныне таксопарк свое хозяйство раскинул, был до революции фольварк пана Пищака. Человеческая деятельность изменила весь ландшафт. Там, где были непроходимые болота, сейчас живут люди, проложены дороги и построены дома. Через полвека я иногда не узнаю своего города — так сильно он изменился. И в лучшую сторону.